Прямая речь

Какова роль комитетов солдатских матерей в вопросах защиты прав военнослужащих по призыву, призывников и их родителей? Чего добились солдатские матери с 1989 г., когда появились первые комитеты? Что является стержнем развития гражданского общества? Рассказывает Ида Куклина, член Координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России.

«Я познакомилась с солдатскими матерями в 1993 г. и до сего времени продолжаю работать волонтером в Союзе комитетов солдатских матерей России (СКСМР). Уже двадцать лет… Целая жизнь!

Главная задача, которую решает наша организация, — это защита прав военнослужащих по призыву, призывников и их родителей. Стратегической же целью ее деятельности является отмена принудительного призыва и создание в стране профессиональной армии. Мне представляется, что наиболее точной обобщающей характеристикой нашей деятельности является гуманистический реализм. Ее очевидная социальная ориентация, ее общественная востребованность подтверждается тем, что о комитетах солдатских матерей знает практически каждый россиянин.

Солдатские матери строят свою работу, опираясь на принципы ненасилия, но понимают, что армия в нынешних реалиях есть и будет, а самые страстные призывы к абстрактному пацифизму неизбежно падут в пустоту. Но с отражением агрессии с помощью вооруженной силы в современных условиях заведомо лучше справится профессионал — по призванию и свободному выбору, а не вчерашний призывник, который в любом случае обречен стать «пушечным мясом». А уж если потребуется, задача защиты отечества все равно ляжет на всех граждан, ее должно, важно и можно решать каждому на своем месте — где придется. Тем более, что межгосударственные войны, в которых воюют миллионные мобилизационные армии, канули в прошлое, а нынешние ведутся на других рубежах и требуют качественно иных ресурсов.

О трудностях мне писать не хочется. Они у всех на слуху, особенно в последние годы. И связаны они с административно-экономическим и законодательным давлением на правозащитные НКО со стороны государства, обусловленным стремлением власти к обеспечению собственной неприкосновенности (которая официально отождествляется со стабильностью). Лучше я попытаюсь сказать о том, чего добились солдатские матери с 1989 г., когда появились первые комитеты солдатских матерей.

Во-первых, именно солдатские матери включили в общественную и государственную повестку дня вопрос о правах военнослужащего по призыву. До этого никто из военнослужащих не задумывался и не заикался о правах человека. Теперь же не только солдаты, но уже и офицеры твердо знают, что у них есть права, и государство вынуждено это признавать.

Во-вторых, задолго до появления социальных и прочих сетевых структур солдатские матери создали эффективную правозащитную сеть, способную практически моментально объединить на добровольной основе ее участников для выполнения любых практических задач. Особенно ярко это проявилось в период чеченской войны, но есть и масса других примеров. Даже в реализации указа еще первого президента России о комплектовании вооруженных сил на профессиональной основе наметились подвижки, хотя, в отличие от солдатских матерей, наше государство все еще не решило, какая же армия нам нужна.

В-третьих, солдатские матери стали лучшими знатоками военного права в России. Без преувеличения можно сказать, что у нас есть эксперты мирового уровня. Опираясь на правовой инструментарий, солдатские матери выстроили эффективную систему сотрудничества с государственными и особенно военными органами на всех уровнях. Можно называть эту систему как угодно (например, общественным или гражданским контролем), но решать непростые вопросы, связанные с нарушениями прав человека, без нее было бы невозможно.

А главное, что сделали матери, — сохранили жизнь и защитили права сотен тысяч людей. Это — и пострадавшие от насилия, и спасенные военнопленные, и незаконно призванные на военную службу, и жертвы правового беспредела, и солдатские жены — всех и каждого не перечислишь.

Общественная поддержка и огромный опыт ненасильственного продвижения к намеченным целям обусловливают успешность работы комитетов солдатских матерей. Это вовсе не означает, что она встречает всеобщее одобрение. Но это не страшно. Увы, нам всем «повезло»: мы живем в условиях углубляющегося разрыва между властью и обществом, в круговерти противоречий самых разных политических и общественных интересов. В военной сфере, связанной с проблемами определения границ права силы и силы права, это особенно заметно.

Острый дефицит безопасности и неопределенность перспектив развития распространяется и на гражданское общество. Недаром самые смелые прогностики осторожничают с прогнозами. Никому не хочется предлагать людям беспросветные перспективы, а безоблачные картины как-то не вырисовываются. Тем более что власть не демонстрирует понимания того, что слабость развития «третьего сектора» (НКО) неизбежно оборачивается сдвигами общественного протестного настроя в сферу экстремизма и прочих столь же опасных явлений.

Стержнем развития гражданского общества является осознание необходимости уважения гражданского достоинства. Это — процесс, в котором мы живем и участвуем. Он труден и непрерывен; пока существует страна, никаким указом невозможно установить праздничную дату его завершения. Уверена, однако, что организация с таким замечательным названием — «Гражданское достоинство» — может многое сделать для общественного обустройства России. И сегодня, и в нашем общем будущем.

Что меня больше всего удивляет сейчас в нашей жизни? Честно говоря, рост неграмотности, какой-то странно дырявой необразованности. И все это — на фоне агрессивной уверенности в обладании абсолютной истиной. Что не говори, а самое трудное дело для человека — думать».

  • Печать