Прямая речь

Общественная организация «Радимичи — детям Чернобыля», спустя 26 лет со дня своего основания, остается молодежной организацией: 80% ее волонтеров и сотрудников — это молодые люди до 30 лет. Ежегодно в НКО работают от 80 до 200 волонтеров, в зависимости от решаемых задач. Основатель и идеолог организации Павел Вдовиченко рассказал об истории и особенностях развития НКО в первой части своего интервью, опубликованного в июле. Теперь он поделится собственным опытом осуществления социальных проектов и обратит внимание на изменения, которые необходимо осуществить для развития третьего сектора в России.

— Общественная организация «Радимичи — детям Чернобыля» большое внимание уделяет вопросам здоровья людей. Что именно Вы делаете?

— В первые годы работы мы увлекались «педагогическими» волонтерскими проектами, которые сами придумывали, самим же (что естественно) приходилось и осуществлять. Но со временем о нас стали говорить в городе, в регионе. К нам потянулись взрослые люди, среди них были признанные специалисты. С ними пришли и новые идеи. Так, в 1993 году по инициативе педиатров–волонтеров при содействии группы немецких специалистов был создан Кабинет реабилитации и восстановительного лечения для детей, больных церебральным параличом.

К отличительным особенностям работы нашего кабинета можно отнести использование безмедикаментозных методов лечения; обучение родителей методам воздействия на ребенка с помощью элементов техники Войта — терапии, Бобат — терапии и др.; сопровождение пациентов в течение ряда лет. То есть радимичам одним из первых среди НКО России удалосьсоздать альтернативную схему оказания медицинских услуг больным детям. Ежегодно курс реабилитации у нас проходят более 350–400 детей из разных регионов России. Частыми посетителями стали и граждане близлежащих стран.

Другая проблема: после аварии на Чернобыльской АЭС в Брянской области произошел резкий «всплеск» заболеваемости раком и другими заболеваниями щитовидной железы. В 2004 году мы создали кабинет обследования щитовидной железы. Эта программа (в силу специфики воздействия радиации и возникающих у населения проблем) предназначена для жителей чернобыльского региона. За время ее реализации обследовано более 13 000 человек. При этом более 70% обследованных имеют отклонения от нормального состояния щитовидной железы, а часть из них — очень серьезные проблемы. Читатель должен представлять: в нашем городе (Новозыбков, — прим. ред.) с населением 42 000 около 200 жителям за «постчернобыльские» годы диагностирован рак щитовидной железы.

Также мы попытались улучшить летний отдых детей. В середине 90-х студенты–радимичи решили направить деньги зарубежных спонсоров в организацию летнего лагеря для детей из чернобыльских районов в экологически чистом уголке Брянской области. Так в 1994 году на карте России появился Летний оздоровительный лагерь «Новокемп», который вскорестал международным.

Ежегодно до 600 детей из разных социальных групп из России, Беларуси отдыхают в лагере. В разные годы десятки школьников из Украины, Швейцарии, Германии посетили «Новокемп». В организации отдыха участвуют как российские, так и немецкие, итальянские, швейцарские, французские студенты. Мы убеждены, что любовь к России, к нашей многонациональной Родине неотделима от идеи международного сотрудничества. В нашем интернационализме — не только наша сила, в нем — завтрашний день России.

— Закон об «иностранных агентах» повлиял на Вашу работу?

— Это один из вопросов, на который отвечать тяжело, горько и больно. Я более 25 лет преподавал общественные дисциплины и не мог представить, что придет пора, когда списки студентов и школьников-волонтеров, работающих в нашей молодежной НКО со сверстниками-европейцами, мы будем по распоряжению прокурорского работника ксерокопировать для милиции, ФСБ, прокуратуры.

Конечно, я скажу откровенно, что мы и наши зарубежные партнеры на протяжении более 20 лет являемся агентами. Более того, нас вполне можно признать по ряду признаков двойными, тройными агентами.

Безусловно, правы чиновники разного уровня: да, в совместной работе юных волонтеров разных стран обязательно начинается что-то бесконтрольное. То идеи новые появляются, то дела непредусмотренные заранее делаются. А бывает — и любовь вспыхивает. (Да, у нас есть русско-немецкие, русско-швейцарские, русско-шведские семьи). Просто беда для контрразведчиков.

Конечно, работая в наших общих программах, мы помогаем зарубежным студентам (и не только) узнать нашу страну, наше Дело. И этим самым мы работаем на идею единой Европы, а значит — на итальянцев, французов, немцев. Они — на нашу организацию. Все вместе — на детей (благополучных и нет; здоровых и больных; сильных и слабых). Дети и молодежь (в качестве волонтеров) — наше знамя, наша боль и радость. Мы обучаем их жизни, приучаем к тому, что мы очень разные и только вместе – сильны. Получается. Наша работа признана ООН. С 2001 года мы работаем в качестве партнера с Программой Развития ООН в теме «Чернобыль».

В 1989 году студенты–радимичи начали оказывать помощь детям с ограниченными возможностями. Потом создали Клуб общения, затем Социально-реабилитационный Центр «Радимичи» для детей с ограниченными умственными возможностями. Долгое время мы проводили обучение и социальную интеграцию детей с ограниченными возможностями (синдром Дауна, ЗПР, аутизм, олигофрения и др.) в общество здоровых людей. Сегодня, когда наша организация вошла в число НКО — агентов западного влияния, проблема финансирования наших действий стала настолько острой, что около года назад мы вынуждены были сократить пять штатных специалистов, в том числе — спецпедагогов. Теперь Социально-реабилитационный Центр работает лишь два раза в неделю. Работа с детьми и их родителями держится, как и когда-то в начале пути — на усилиях волонтеров — специалистов и активных родителях.

Радимичи организовали 10 компьютерных клубов в сельских школах области в ту пору, когда об этом могли только мечтать наши сельские учителя. Тогда же мы приобрели компьютеры, обучили группу учителей-энтузиастов, проводили ежегодные конкурсы среди школьников. В сферу наших интересов входят более 300 школьников, увлекающихся компьютерными технологиями, в том числе ребята из Украины и Белоруссии. Конкурс стал международным. Для его победителей организовываем компьютерные смены в лагере «Новокемп».

Пару-тройку последних лет работаем по программе: «В интернет — всей семьей». Это означает, что школьники — члены компьютерного клуба получают наше задание прийти на занятия, прихватив с собой бабушку или дедушку, маму, папу. Обучение старшего поколения проводится с помощью внуков, детей. Опыт получился замечательный.

Где мы брали деньги на компьютеры? Российские бизнесмены, к сожалению, не помогали. Нам ничего не оставалось делать, как вместе с немецкими партнерами проводить акции по сбору средств в Европе.


— Наверняка, многие Ваши проекты и программы стали международными?

— Совершенно верно. К примеру, в 2000 году радимичи поддержали инициативу учителя рисования Таловерко Андрея, предложившего организовать конкурс детского рисунка. Это позволяет детям ощущать свою сопричастность к сообществу юных художников, учиться творить и побеждать себя. С нашей помощью конкурс перерос в международный детский фестиваль. Сотни ребят из России, Белоруссии, Брунея, Индии, Индонезии, Канады, США, Сербии, Швейцарии, Украины и других стран ежегодно участвуют в проекте. Мы выпускаем календари с детскими работами, организовываем выставки-ярмарки творческих работ, проводим смены юных художников в лагере «Новокемп». Конкурс уже стал самостоятельным явлением в культурной жизни региона.

Очень интересной является международная программа культурных и волонтерских обменов между российской НКО «Радимичи — детям Чернобыля» и некоммерческими инициативами Германии, Швейцарии, Италии, Франции, Японии, Южной Кореи и других стран. От 60 до 100 высококлассных специалистов, молодых людей, школьников ежегодно в рамках этой программы участвуют в проведении международных семинаров за рубежами своей страны, в работе международных детских, экологических и иных лагерей.

Неоднократно волонтеры НКО «Радимичи — детям Чернобыля» представляли чернобыльцев на конференциях ООН в Европе; на антиядерных мероприятиях в Хиросиме, Нагасаки, Фукусиме, в Южной Корее, ЮАР.

Мы смогли своей деятельностью доказать российским чиновникам, что, перенимая передовой европейский опыт в сфере обучения и социализации ребенка-инвалида, мы создали великолепную школу для детей, которых в России долгое время считали необучаемыми. Для этого мы подписали договор о сотрудничестве с германской Вуппертальской спецшколой, привели новые медицинские технологии в лечение детей, больных церебральным параличом, и являемся одной из немногих НКО, имеющих государственную лицензию на медицинскую деятельность. Мы применяем труд зарубежных волонтеров, в том числе – высококлассных специалистов, докторов медицины.

Считаю, что международное сотрудничество для некоммерческих организаций России в подавляющем большинстве случаев очень полезно. Оно положительно влияет на имидж всего государства. У нас ежегодно бывают десятки зарубежных делегаций, и все они остаются восхищенными энергетикой интернациональной команды, работающей в интересах российских детей. Россия слишком долго была в изоляции. Возвращаться в то состояние — губительно для нашей страны в нынешней ситуации.

Помню, как в Москве прозвучала «команда» провести проверки НКО. Через некоторое время к нам пришли. Сначала — прокурор района с помощницей. Без документов о проверке, просто так, как бы для знакомства и предупреждения, чтобы завтра были все на месте, потому что ожидается приезд проверки из Брянска. Приехали. Человек, кажется, восемь. Зрелище было печальным, потому, что никаких документов на проверку проверяющие не имели. Это было унизительно для радимичей. Да и для прокуроров, сотрудников ФСБ, полиции, юстиции и налоговиков, думаю, тоже. Но не выгонять же людей, которые 200 километров ехали по не лучшей дороге. Да и в конце концов – мы же не боимся проверяющих. Уж сколько их было у нас… Они поработали день, уехали восхищенные деятельностью нашей НКО. Правда, справку об итогах проверки так и не прислали.

— Какие изменения должны произойти в России для того, чтобы сектор НКО развивался и к деятельности НКО росло доверие общества?

—Требуется изменить курс, выбранный руководством страны. Нужно отказаться от автократического стиля управления, от системы ручного управления процессами в экономике и социальной сфере. Это уже было. В нашей прежней жизни.

Если же мы говорим о жизни некоммерческих организаций, то стОит сказать, что без этих изменений в системе управления, в экономике серьезных преобразований в третьем секторе ожидать не приходится. Все остальные условия вторичны, и сегодня о них я бы просто не говорил. Процессы взросления гражданского общества при разумном подходе к теме могут быть просто стремительными. Внутренняя энергия народа (лучшей, наиболее активной части его) достаточно велика и требует выхода, самореализации.

Если мы сумеем организовать позитивный выход энергии, можно будет всем радоваться. В другом случае нас ожидают более сложные процессы.

 

Фотографии предоставлены П.И. Вдовиченко

 

  • Печать