Некоммерческое партнерство содействия правовому просвещению граждан, развитию информационно-просветительских и медийных проектов в области правосудия «Центр правовых программ Леонида Никитинского»

«Центр правовых программ Леонида Никитинского» провел семинар с уполномоченными по правам человека, общественниками и представителями судебной системы

03.05.2017

23-24 марта в рамках проекта «Судебный мониторинг» состоялась встреча уполномоченных по правам человека из восьми регионов России (Пермский край, Астраханская, Владимирская, Саратовская, Рязанская, Свердловская, Ярославская области, город Санкт-Петербург) с представителями Совета судей, в которой приняли участие также гражданские активисты и представители Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

На встрече, прошедшей в Подмосковье, обсуждались принципы и методология общественного мониторинга открытости и доступности правосудия, а также общие вопросы взаимодействия и сотрудничества уполномоченных по правам человека и представителей судебной системы.

Проект «Судебный мониторинг», реализуемый Некоммерческим партнерством содействия правовому просвещению граждан, развитию информационно-просветительских и медийных проектов в области правосудия «Центр правовых программ Леонида Никитинского», направлен на проведение с опорой на региональных омбудсменов программ общественного наблюдения за работой судов в регионах.

На первом этапе Центр разработал для наблюдателей проект методики общественного наблюдения с анкетами, правовым обоснованием и сопроводительными материалами. Первоначально наблюдатели будут оценивать работу судов по критериям их доступности и открытости для граждан. Физическая доступность правосудия предполагает анализ условий функционирования судов (расположение здания суда, пропускной режим, поведение судебных приставов и должностных лиц, инфраструктура суда: наличие действующих лифтов, раздевалок и туалетов и т.д.). Публичность правосудия предлполагает открытость судебных заседаний (право присутствовать слушаниях) и прозрачность судебной системы (размещение справочной информации о деятельности суда, о наличии в производстве тех или иных дел, дне, времени и месте их предполагаемого разбирательства, о категории дел, участниках, доступ к судебным решениям и иным материалам, возможность получить соответствующие данные у уполномоченных сотрудников суда).

Подобный «тематический» мониторинг не распространен на всю судебную систему и не предполагает выявление системных проблем широкого перечня, однако нацелен на более глубокое исследование конкретных – вышеуказанных – тем или особенностей сложившейся практики обеспечения и реализации права на открытый и доступный суд.

Право на общественное наблюдение за судом, возможность общества и каждого гражданина знать о реальных процессах, происходящих в судебной системе, обеспечиваются конституционными принципами свободного доступа к информации, открытого разбирательства дел во всех судах (ст. 123  Конституции РФ), а также международно-правовыми стандартами справедливого судебного разбирательства (Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о за­щите прав человека и основных свобод  и т.д.).

Публичность и открытость судебного разбирательства являются неотъемлемым стандартом справедливого суда, закрепленным в Европейской конвенции и в Конституции РФ.  ГПК РФ (статья 10), УПК РФ (ст.241), КАС РФ (статья 11) и КоАП РФ (статья 24.3) уточняют данный принцип в качестве одного из главных принципов судебного разбирательства – с предусмотренным ограничением данного права лишь в крайних случаях. Право на гласное и открытое разбирательство означает, что не только стороны в процессе, но и публика могут присутствовать на слушаниях, а суд должен обеспечить для этого помещения достаточной вместимости, в разумных (необходимых и пропорциональных) пределах. Вместе с тем публичность распространена не только на собственно судебное заседание, но и на прозрачность действий судебной системы (размещение информации о наличии в производстве тех или иных дел, о дне, времени и месте их предполагаемого слушания, о категории дел, участниках), доступ к итоговым правоприменительным актам судов (решениям). Право на публичное, мотивированное и своевременное судебное решение составляет часть общего права на публичное слушание. Не только все заинтересованные стороны должны иметь своевременный доступ к судебному решению, но и широкая общественность при условии соблюдения принципа неприкосновенности частной жизни.

Во время семинара в Подмосковье представители судейства представили свою точку зрения на проект мониторинга. По их мнению, проблема общественного доверия к правосудию актуальна и постоянно находится в центре внимания ведущих социологических центров страны. Социологи отмечают, что граждане России в целом плохо знакомы с работой отечественного правосудия и оценивают ее критически. «По результатам проведенных ранее социологических исследований судебной системы можно сделать вывод, что отношение граждан к нормам права во многом определяется их социальным статусом. В частности, граждане с невысоким социальным статусом и нестабильным положением в обществе склонны апеллировать к справедливости, а не к нормам закона. Граждане, имеющие достаточно высокий социальный статус и стабильное положение в обществе, относятся к нормам права прагматически: стремятся использовать нормы законов, когда они отвечают их интересам, а в других ситуациях готовы ими пренебрегать. При этом многие признают, что знание своих прав и действующих правовых норм необходимо в современных условиях, например, для взаимодействия с судебной системой, то есть тоже в прагматических целях», -- отметил заместитель председателя Саратовского областного суда Евгений Шепелин.

Представители судейского сообщества высказались за то, чтобы наблюдателями были только профессиональные социологи, уполномоченные по правам человека предположили, что волонтерами-наблюдателями могут быть студенты юридических факультетов.

Из выступлений участников семинара

Леонид Никитинский, руководитель проекта:

− 2 января 2017 года президент РФ В.В. Путин по результатам своей встречи с Советом по развитию гражданского общества и правам человека 8 декабря 2016 г. рекомендовал Верховному суду РФ совместно с Генеральной прокуратурой РФ, Уполномоченным по правам человека в РФ и при участии Совета по правам человека «проанализировать эффективность мер по обеспечению гарантий независимости судей, гласности и прозрачности при осуществлении правосудия».

Общественный мониторинг за судебной деятельностью, вопрос о котором не впервые ставит «Центр правовых программ Леонида Никитинского», с одной стороны, является средством для такого анализа, а с другой, что еще более важно – средством обеспечения независимости судей как таковой. Принципы гласности и открытости правосудия известны с древних времен, и дело здесь не в праздном любопытстве публики: хотя открытость судебного заседания в какой-то мере создает давление на судей по линии общественного мнения (профессиональный судья должен уметь противостоять такому «давлению»), она же защищает судей от тайного воздействия на них «сверху», прежде всего, со стороны органов, от которых зависит их назначение.

Для судейского уха слово «мониторинг» поначалу звучит настораживающе. С этим мы столкнулись шесть лет назад, когда Гильдия судебных репортеров (Центр правовых программ является продолжателем ее проектов) впервые предложила Совету судей РФ обсудить вопрос о возможности общественного мониторинга за судебной деятельностью. С этой целью 1 – 2 июля 2011 года в Ярославле мы собрали представителей заинтересованных НКО, нескольких региональных уполномоченных по правам человека и членов тогдашней комиссии Совета судей РФ по связям с государственными органами, общественными организациями и СМИ.

Вспыхнувший было спор вокруг «давления на суд» быстро сошел на нет, как только слово «мониторинг» было переведено с «иностранного» на русский: ведь это просто «наблюдение», а следуя принципу открытости судебного процесса, закрепленному в статье 123 Конституции РФ и во всех процессуальных кодексах, такое наблюдение не может быть ограничено, кроме случаев, прямо предусмотренных законом (например, по делам несовершеннолетних или делам, связанным с охраняемой тайной). Поэтому дальше следует говорить только о принципах и правилах мониторинга, а также о его целях.

Результатом двухдневной дискуссии в Ярославле в 2011 году стало соглашение, названное нами «Ярославскими принципами». Представители судейского сообщества согласились с перечисленными принципами, но воздержались от их подписания, поскольку не были уполномочены на это со стороны Совета судей РФ. Предполагалось скорое подтверждение «Ярославских принципов» со стороны Совета судей, однако этого в то время не произошло, так как состав руководства Совета судей и его Комиссии по связям с государственными органами, общественными организациями и СМИ несколько раз ротировался. В конце концов, к этому не поздно вернуться и сейчас, так как в своей основе «принципы» не вызывают сомнений.

Главным требованием к мониторингу, как и вообще к любой оценке судебной деятельности, является непредвзятость, которой удается достичь только в тех случаях, когда четко определены: объекты и показатели наблюдения, методика наблюдения и обобщения данных, а также круг лиц, участвующих в мониторинге.

Пределы мониторинга (как и всякого наблюдения) за судебной деятельностью ясно очерчиваются понятием тайны совещательной комнаты: все остальные действия судей и сотрудников аппарата судов могут быть предметом мониторинга, во всяком случае, если судьей не вынесено постановление о слушании дела в закрытом порядке. Само по себе вынесение таких решений и их обоснованность, разумеется, также могут быть предметом общественного мониторинга.

Понятие «мониторинг» в «Ярославских принципах» уточняется – в том смысле, что это не всякое наблюдение, а такое, которое является систематическим, организованным и чаще всего ведется по конкретной проблематике или по секторам, которые определяются более узко, чем «правосудие вообще».

Согласование мониторинга с органами судейского сообщества, разумеется, не обязательно, и в отдельных случаях не согласованное с ними заранее наблюдение за ходом открытых судебных процессов оказывается более информативно «чистым». Однако предварительное согласование мониторинга, его целей и методики, не говоря уже чисто технических деталях его проведения, подразумевает последующие обсуждение результатов с судейским сообществом, гарантирует в какой-то мере учет выявленных недостатков. А это и есть цель мониторинга, который ни в коем случае не «враждебен» правосудию и судебной системе в целом.

Взяв за основу «Ярославские принципы», Центр правовых программ в течение 2011 – 2015 годов, в основном по грантам фонда «Гражданское достоинство», при содействии руководства региональных судов проводил соответствующие исследования в Волгоградской, Нижегородской, Ульяновской и Ярославской областях, по итогам каждого из них прошли круглые столы с участием судей и заинтересованных сотрудников аппаратов судов, данные мониторинга использовались на других мероприятиях, проводимых Центром совместно с советами судей. (Данные об этих исследованиях включены в настоящее пособие в качестве приложения).

 Разумеется, в это же время другими группами проводились и проводятся другие мониторинги судебной деятельности с научными или иными законными целями: никто никому не может запретить это делать, кроме случаев, когда под видом мониторинга на самом деле кто-то пытается оказать давление на судей по конкретным делам. Наша цель – создать по возможности унифицированную методику, которая позволяла бы сравнивать и обобщать результаты наблюдений в различных регионах и отслеживать динамику изменений.

Отнюдь не претендуя на какую-то монополию, мы также считаем целесообразным концентрировать результаты общественных мониторингов за судебной деятельностью для их дальнейшего сравнения и обобщения в единой, более или менее вертикально выстроенной структуре. На наш взгляд, для этих целей лучше всего подходит структура региональных уполномоченных по правам человека. Уполномоченные действуют в каждом регионе, их деятельность по контролю за соблюдением прав человека требует постоянных контактов с судом. Уполномоченные по правам человека, с одной стороны, тесно общаются с гражданскими активистами, а с другой, их официальный статус в какой-то мере служит для судейского сообщества гарантией того, что к мониторингу не будут привлечены предвзятые лица, что чревато превращением его в скрытое давление на суд.

На первом этапе реализации нашего проекта мы предполагаем доработать предлагаемую ниже методику, рассчитанную пока на мониторинг за судебной деятельностью только по двум параметрам: доступности и открытости правосудия. Это не исключает, а напротив, предполагает в будущем расширение предмета и методик мониторинга (в частности, в рамках тех исследований, которые проводились Центром правовых программ ранее, использовались также формализованные опросы участников судебных заседаний и экспертные интервью с судьями).

Мы предполагаем, что приглашенные в рамках первого этапа проекта в Москву региональные уполномоченные по правам человека или ответственные сотрудники их аппаратов, а также избранные ими в регионах гражданские активисты – образуют для второго этапа проекта начальную структуру, которая позволит провести мониторинги за судебной деятельностью в соответствующих регионах по единой методике.

Татьяна Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае:

− Когда мы в Пермском крае этим занимались, никакой специальной законодательной возможности для мониторинга у нас не было, а была лишь потребность, вызванная обращениями граждан и общественных правозащитных организаций, которые искали каналы для доведения информации о проблемах в деятельности судов. Донести информацию напрямую у них не было возможности. Думаю, нет ее и сегодня.

Олег Миловидов, представитель аппарата уполномоченного по правам человека в РФ:

− Проект подразумевает, что уполномоченные координируют процесс, а значит, в определенной мере несут за него ответственность. И это, на мой взгляд, не совсем верный подход, потому что круг возможностей уполномоченного определен законодательно. Если правозащитные организации, которые будут проводить общественный контроль, выявят нарушения прав человека, они могут обратиться к уполномоченному в установленном порядке. И уполномоченный будет реагировать в рамках своей деятельности. Полагаю, если реализовывать проект, уполномоченные не должны руководить процессом.

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области:

− Понятно, что уполномоченные привлекают, потому что это единственный институт, который находится на острие общественных проблем и имеет дело как с НКО, так и с государственными органами, с судебной властью. Уверена, если уполномоченные в своей работе будут руководствоваться только принципом осторожности, они обществу не нужны.

Евгений Шепелин, заместитель председателя Саратовского областного суда:

− Согласен, что к мониторингу можно привлечь студентов юрфаков. Изучение аспектов судебной деятельности для будущих юристов будет небесполезной практикой. Хорошо бы проводить кампании по общественному наблюдению сразу во всех регионах, а не избирательно, чтобы все были в равном положении. Я бы очень хотел, чтобы результаты этого общественного мониторинга в той части, которая от председателей судов не зависит – имею в виду материальное обеспечение судов – через уполномоченных были доведены до минфина. Если результаты этой инициативы сдвинут с мертвой точки ситуацию с материальным обеспечением судов, будем только рады. Пандусы, рамки, турникеты и все прочие вещи, да мы ручки исписали от количества обращений в судебный департамент по этому поводу. А то, что вы выявите грубость в канцелярии, несвоевременную выдачу документов – поверьте, все это мы и сами отслеживаем, и будем разбираться с такими случаями. Другой сильной и авторитетной власти для реализации этой инициативы я не вижу.




ООД "Гражданское достоинство" не несет ответственности за информацию, размещенную в разделах НКО - победителей конкурса грантов.

Архив новостей организации